Авторизоваться с помощью:

Марат Гельман. Об искусстве, политике и теории людоеда

Марат Гельман, политтехнолог, бывший директор музея ПЕРММ, экс-владелец первой частной галереи в Москве, руководитель европейского культурного центра в Черногории рассказал в эксклюзивном интервью Russian America TV  о том, как  Нью-Йорк вправил ему мозги, почему  в Америке сегодня мало известных русских художников и трех сценариях развития России на ближайшие шесть лет.

Марат, расскажите, как Вы относитесь к Америке, какие впечатления эта страна оставила у Вас?

В Штатах мне больше всего нравится, конечно же, Нью-Йорк. В 1992 году, когда у меня уже была галерея в Москве, я в Нью-Йорке помогал одному человеку делать выставку: собирал работы художников. Внезапно этот человек исчез. А ситуация была такова, что перед художниками за эту выставку отвечал я. Поиски этого человека привели меня к тому, что я познакомился с Роном Фельдманом, очень известным галеристом. Он выставлял в свое время Энди Уорхола, он первым выставлял Кабакова.

Вообще Нью-Йорк мне немножко вправил мозги. У меня было подозрение, что я немного не от мира сего. Вот в Нью-Йорке я понял, что со мной все нормально. Это Россия немного не соответствовала идеалу, но не я. Поэтому очень люблю Нью-Йорк. Для меня это город, куда ты можешь приехать и выбирать то, что тебе интересно.

«У меня было подозрение, что я немного не от мира сего. Вот в Нью-Йорке я понял, что со мной все нормально».

 


Как сегодня русских художников воспринимают на американском рынке?


Перестройка была таким периодом, когда наблюдалось особенное внимание к русским в целом. И да, были такие звезды, которые приехали в Америку и сделали там свою карьеру. Гриша Брускин, например. Я сейчас смотрю на ситуацию с двумя очень хорошими художниками, живущими в Нью-Йорке. Это Саша Костолапов и Леонид Сокол. И вижу такую тенденцию. Есть художники, может быть, менее интересные, чем эти двое, но эмигрировавшие не в Америку, а Европу и они получают максимальное внимание и коммерческий интерес и от России, и от Европы одновременно.


В Европе русские культурные пласты более плотные. Потому что, опять же, она недалеко от России. Например, русский Лондон – это культурное явление. Есть Русский Берлин, Русский Париж.


Между Россией и Америкой расстояние такое, что ты должен реально уехать, эмигрировать. Все это сложно, и поэтому так мало сегодня известных русских художников в Штатах, на мой взгляд.


Раньше, в 90-е годы, художественный рынок был так устроен, что и европейские художники, чтобы стать известными и популярными у себя в стране, должны были достичь успеха в Нью-Йорке. Культурная художественная жизнь  - это была такая пирамида, на вершине которой был Нью-Йорк.


Эта ситуация закончилась, когда случилась «Буря в пустыне». Тогда американский рынок искусства замер на несколько лет. За это время вся инфраструктура перестроилась. Сейчас художественный рынок устроен более сложно.


Русское искусство интересно за рубежом сегодня?


Искусство создается людьми. Когда была перестройка, национальность имела значение как некая помощь художникам в продвижении. Сейчас такой помощи нет. Сегодня каждый сам за себя. Когда мы делали выставку в Лондоне, это был феноменальный успех: сотни публикаций в СМИ, 800 тысяч посетителей. Но в то же время есть какие-то выставки, которые не имеют успеха. В целом, сейчас организовывать выставки русского искусства стало гораздо сложнее, чем раньше. Это связано с политикой.


«Наш людоед не такой уж плохой, в конце концов в России всегда все было плохо».

У меня был не так давно совместный проект с одним богатым русским человеком. Мы хотели в небольшом городе Франции открыть музей русского искусства. Я через министерство культуры Франции договорился с мэром о том, что он предоставит нам здание, музей будет привлекать туристов. Обо всем договорились. А потом случился Крым. И через некоторое время мне позвонили и сказали, что мэр отказал. Говорит, сейчас не время делать музей русского искусства. То есть политическая ситуация сильно влияет. И не только в том смысле, что не хотят выставлять, но и в том, что художественная среда в России вся пропитана конформизмом.


Большая часть придерживается такого мнения: «Деваться некуда, наш людоед не такой уж плохой, в конце концов в России всегда все было плохо». И эта конформистская среда, которая сейчас в России сформировалась, она, конечно, не стимулирует появление каких-то новых ярких художников.


 


«В целом, сейчас организовывать выставки русского искусства за рубежом стало гораздо сложнее, чем раньше. Это связано с политикой».

 


Поговорим о политике. 18 марта в России прошли выборы Президента. Каков Ваш прогноз? Чего ждать в России ближайшие шесть лет?


Ничего не изменилось, кроме того, что Путин получил такой серьезный козырь во внешнем мире. Он еще на шесть лет, за него проголосовало большинство населения. Это значит, что попытки международного сообщества повлиять на россиян (Путин плохой, а россияне хорошие), не удались.


Если исходить из этого, то можно ожидать эскалации противостояния между Европой и Россией. А для этого Путину нужны крепкие тылы. Следовательно, можно ожидать ужесточения внутренней политики по отношению к оппозиции, к свободе и так далее. Мне кажется, это наиболее вероятный сценарий.


Но есть и другие.


Например, в среду Кудрин написал в газете «КоммерсантЪ», что если через два года экономика России не будет модернизирована, то ей придет каюк. Произойдет примерно то же, что произошло в Советском Союзе перед развалом. Если это осознание не только Кудрина, но и Путина, то президент может потратить время для проведения каких-то быстрых реформ. Мало в это верится, но теоретически такой вариант возможен. И мы увидим попытку «откатить назад», вернуться к более-менее европейскому выбору.


И третий сценарий – ничего не произойдет. Все будут понимать, что реформы случатся только после того, как Путин умрет. В третьем варианте президенту нужно будет что-то делать с конституцией для того, чтобы сохранить власть. Это может быть перераспределение власти между премьером и президентом. Тогда Путин перейдет в премьерское кресло. Это может быть реформа статьи в Конституции, в соответствии с которой больше двух сроков подряд занимать пост президента нельзя.


 


«Можно ожидать ужесточения внутренней политики по отношению к оппозиции, к свободе и так далее. Мне кажется, это наиболее вероятный сценарий».

 


На Ваш взгляд, как будут развиваться отношения между Россией и Америкой?


Основная проблема в этих отношениях – реваншизм. Путин в бедах России винит Америку. Он также пытается произвести противопоставление России и Америки. У этого противопоставления нет никаких оснований, кроме огромных территорий у каждой из стран. Но территория в 21 веке – не ключевое определение. Может быть, в 22-м веке, когда актуальны будут экология, чистый воздух, на территории снова обратят внимание. Сегодня важны человеческий ресурс и экономическая составляющая. В этом Россия не может конкурировать.


Исходя из этого, я понимаю, что Россия не может играть на повышение конфликтности, напористости. Это гарантированно проигранная игра. Экономика будет определять все. Кроме того, президенту, который не стесняется врать, увиливать, занимает «гопническую» позицию «А вы ничего не докажите» (Всем понятно, что войска в Украине есть, а вы пойдите докажите), становится все сложнее верить. Эта философия не предполагает даже желания, чтобы тебе верили, поэтому я думаю, что, скорее всего, ничего хорошего не будет, пока у нас не будет другой власти.


 


«Сегодня важны человеческий ресурс и экономическая составляющая. Здесь Россия не может конкурировать».

 


Bio (Источник - dukleyart.me):


Марат Гельман – владелец галереи, публицист, арт-менеджер, бывший директор Пермского музея современного искусства PERMM. С июня 2002 года по февраль 2004 года работал заместителем генерального директора ОАО «Первый канал». Политический стратег, один из основателей Фонда эффективной политики, член Общественной палаты созыва двухлетнего периода 2010-2012 гг.


Марат Гельман начал свою профессиональную жизнь в искусстве как коллекционер, но, собрав неудачную первую коллекцию, был вынужден овладеть навыками продажи произведений искусства и фактически стал первым арт-дилером в СССР. В 1990 году, получив образование в области современного искусства за рубежом, собрал коллекцию украинского искусства, которая легла в основу выставки известной выставки «Южнорусская волна». Гельман описывает свой путь в искусстве и искусстве как ряд несчастных случаев, но именно эта пластичность и открытость к шансам, по словам владельца галереи, может быть более важным для успеха, чем приверженность.


В 2014 году он переехал в Черногорию для реализации культурных проектов.


Фото: Facebook Марат Гельмана

Комментарии
undefinedplayCreated with Sketch.
Отдохни!
undefined
Бизнес
undefined
Отдохни!
undefined
Политика
undefined
Звезды
undefined
Spirituality
undefinedplayCreated with Sketch.
Политика
undefined
LifeStyle
undefined
Отдохни!
undefinedplayCreated with Sketch.
Звезды
undefined
LifeStyle
undefinedplayCreated with Sketch.
Происшествия
undefinedplayCreated with Sketch.
Отдохни!
undefined
Скандалы & Расследования
undefinedplayCreated with Sketch.
Происшествия
undefinedplayCreated with Sketch.
Происшествия
undefinedplayCreated with Sketch.
Политика